Главная » Статьи » Теория революции

"Социализм и политическая борьба" - Г.В. Плеханов и Октябрьская революция

В 1883 году Г.В. Плеханов пишет работу, в которой «сводит счеты» с собственным прошлым: с «Землей и Волей» и «Черным переделом» - «Социализм и политическая борьба».

 
Спустя более трети века, весной-осенью 1917 года, Плеханов бешено воюет против большевиков, обвиняя их в намерении «ввести» в России социализм. Он всячески доказывает, что Россия не «дозрела» до социализма, называет «бредом» «Апрельские тезисы» Ленина, вопиет против взятия власти пролетариатом. При этом, провозглашая многократно неподготовленность России для перехода к социализму, он как будто не замечает, что ломится в открытую дверь: с ним никто не спорит, этого его утверждения никто не опровергает, его противники – большевики – от намерения «ввести» социализм всячески открещиваются.
 
В чем же здесь дело? В 1917 году Плеханов по-прежнему исходит из положений, сформулированных в 1883 году – несмотря на колоссальные изменения, происшедшие в России за эти годы. Плеханов рассматривал программу революционной партии, действующей в отсталой крестьянской стране (имелась в виду Россия): немногочисленное сознательное меньшинство революционеров, воспользовавшись замешательством правительства и недовольством широких масс, становится во главе этих бессознательных масс, на основе народного движения под лозунгом «земля и воля» приходит к власти и учреждает трудовую республику.
 
В этом случае решить задачу организации национального производства государство «должно будет или в духе современного социализма, чему помешает как его собственная непрактичность, так и современная степень развития национального труда и привычки самих трудящихся, или же оно должно будет искать спасение в идеалах «патриархального или авторитарного коммунизма», внося в эти идеалы лишь то видоизменение, что вместо перувианских «сынов солнца» и чиновников национальным производством будет заведовать социалистическая каста…Несомненно, кроме того, что при такой опеке народ не только не воспитался бы для социализма, но или окончательно утратил бы всякую способность к дальнейшему прогрессу, или сохранил бы эту способность лишь благодаря возникновению того самого экономического неравенства, устранение которого было бы целью революционного правительства» (Г.В. Плеханов Избр. философские произведения. Т. 1. М., 1956).
 
Нетрудно заметить связь этих положений Плеханова с мыслями Маркса, сформулированными в «Тезисах о Фейербахе»: «…3. Материалистическое учение о том, что люди суть продукты обстоятельств и воспитания, что, следовательно, изменившиеся люди суть продукты иных обстоятельств и измененного воспитания, - это учение забывает, что обстоятельства изменяются именно людьми и что воспитатель сам должен быть воспитан. Оно неизбежно поэтому приходит к тому, что делит общество на две части, одна из которых возвышается над обществом (например, у Роберта Оуэна)
 
Совпадение изменения обстоятельств и человеческой деятельности может рассматриваться и быть рационально понято только как революционная практика» (Соч., изд.2, т. 3, стр. 2).
 
«Тезисы о Фейербахе», написанные Марксом в 1845 году, были найдены только после его смерти и напечатаны Энгельсом в 1888 году, так что Плеханов еще не мог их знать. Но общее воззрение марксизма на революционную практику как на дело широких масс, а не узкого слоя революционеров, на необходимость созревания материальных, социальных, политических, культурных предпосылок социализма выражено им совершенно ясно.
 
Таким образом, Плеханов в 1917 году продолжал мыслить категориями более чем тридцатилетней давности, и его неприятие Октябрьской революции основывалось на том прогнозе развития революции, который он дал в то время, когда капиталистическое развитие России действительно было еще крайне слабым.

К сожалению, Плеханов всю жизнь оставался кабинетным ученым. Каждый раз, когда он пытался выйти из кабинета в "гущу жизни", он допускал массу промахов в области не только тактики, но и самой теории.

Нельзя быть правым вообще. Истина конкретна. Надо быть еще и "вовремя" правым. Не удивительно, что Плеханов не смог принять мысли Ленина о том, что "нельзя двигаться вперед, не двигаясь к социализму".

Но оправдался ли его прогноз развития революции?
 
В своих крайне педантских рассуждениях о судьбах русской революции Плеханов был не одинок. Вся правая социал-демократия того времени прикрывала свою нереволюционность и антиреволюционность ссылками на абстрактные истины марксизма: прежде всего на то, что капитализм, прежде чем станет возможным его замена социализмом, должен создать "высокий" уровень развития производительных сил (причем, никто не мог сказать, насколько высокий). В 1912 году II Интернационал единодушно констатировал, что "уже нельзя опасаться преждевременной революции" (фраза Каутского из брошюры "Путь к власти", 1909 г.). Когда же мировая война и связанный с ней экономический кризис вплотную подвели Европу к революции, социал-демократия в лице своих вождей подняла лапки кверху.
 
В чем же, однако, был прав Плеханов, и почему эту его правоту не оспаривали? Разумеется, за треть века Россия сделала большие шаги вперед по пути капиталистического развития. Уже перепись населения 1897 г. показала, что пролетарии и полупролетарии составляли 50,7% - больше половины всего населения. Однако, по данным той же переписи, 77,2% населения России относились по роду занятий к сельскохозяйственному населению, а доля торгово-промышленного населения составляла всего 17,3% - это один из показателей отсталости России.

Разумеется, за последующие 20 лет положение несколько изменилось, доля пролетариата и полупролетариата в населении превысила к 1917 году 60%, в том числе доля пролетариата достигла 14,6%.Капитализм стал господствующим способом производства, но при сохранении очень многочисленных остатков старого докапиталистического порядка, основанного на закрепощении трудящихся. Характеризуя русский капитализм, Ленин употреблял выражения: "первоначальные товарно-хозяйственные формы", "азбука капитализма", говорил о том, что деревенские массы находятся на "стадии примитивного капитализма". Бок о бок с крупным капиталистическим хозяйством уживались, а местами даже сохраняли господствующие позиции докапиталистические уклады.
 
На основе сложного переплетения хозяйственных укладов сосуществовали три принципиально различных типа социально-классовых образований: капиталистические, переходные к ним и традиционные, докапиталистические.

Следствием этого являлось обилие в обществе переходных групп и слоев, обладающих признаками разных классов.

Но главным является то, что в России сложились современные (т.е. капиталистические) социально-классовые образования: фабрично-заводской пролетариат, буржуазия, служащие, интеллигенция.
 
Первая мировая война связала революционный кризис в России, возникший на почве буржуазно-демократической революции, с социалистическими задачами международного революционного рабочего движения. Эта связь была настолько непосредственной, что никакое отдельное решение задач буржуазно-демократической революции оказалось невозможным без революционного выхода из империалистической войны и без "перерастания" буржуазно-демократической революции в пролетарскую.

На этом пути отдельным классам и всей социально-классовой структуре общества предстояло пройти кардинальное преобразование. Ф. Энгельс писал: "Подобно тому, как в прошлом столетии крестьяне и рабочие мануфактур после вовлечения их в крупную промышленность изменили весь свой жизненный уклад и сами стали совершенно другими людьми, точно так же общее ведение производства... будет нуждаться в совершенно новых людях и создаст их" (Собр. Соч., 2 изд., т. 4, с. 335).
 
"Совершенно новым людям" социалистического производства предстояло, пройдя исторический процесс становления, развиться из преобладавших в России социальных слоев мелкого производства, а сам этот процесс, далеко не автоматический, необходимо было направлять и осуществлять этим же самым людям.

Относительная слаборазвитость капитализма в революционной России делала объективно возможными три варианта развития:

первый - удерживаясь на сравнительно узкой основе крупного производства города и "смычки" его с неразвитым производством и отсталыми экономическими отношениями деревни, "приспособиться" к последним таким образом, чтобы, развивая пролетарскую демократическую государственность, иметь возможность постепенно, через ряд промежуточных этапов совершить экономический переворот, двигаясь вперед по мере подъема производства и в меру готовности самих трудящихся.
 
Идея "приспособления" пролетарской государственной власти к условиям многоукладности революционной России принадлежала Ленину. Эта идея была направлена на преобразование отсталых производительных сил и производственных отношений в меру подъема производительных сил и готовности масс. Разработка Лениным "нэпа", основ плана ГОЭЛРО, кооперативного плана, концепций культурной революции, партийного строительства, профсоюзов как школы хозяйствования и управления, его предложения по систематической долговременной работе по совершенствованию государственного и хозяйственного аппарата, развитию Советов - все это должно было обеспечить руководящую роль пролетариата и последовательное развитие революционного процесса в Советской России;
 
второй вариант - только приспосабливаться к отсталости производительных сил и производственных отношений, невзирая на неотвратимость и неминуемость перерождения партии и государства. Именно на такой вариант развития делало ставку "сменовеховское" течение. Обвинения же, адресованные "правым уклонистам" в партии, исходившие от "троцкистов" и "сталинцев", что они поддерживают именно такой ход развития, носили демагогический и откровенно провокационный характер;
 
третий вариант - отказаться от реальной передачи власти народным представителям (то есть Советам) и обеспечить экономический переворот "сверху", всей мощью государственной машины, добившись достаточной степени повиновения со стороны трудящихся масс. В этом, и только в этом случае как раз и становился актуальным плехановский прогноз 1883 года.

Вопрос о "выборе" путей развития всегда решается борьбой. Никакой фатальной предопределенности здесь нет. По какому же пути реально пошли Советская Россия и СССР?


Категория: Теория революции | Добавил: VWR (23.10.2009) | Автор: VWR
Просмотров: 3001 | Комментарии: 5
Всего комментариев: 5
avatar
1
>отказаться от реальной передачи власти народным представителям (то есть Советам) и обеспечить экономический переворот "сверху",

Возникают вопросы.
А что, у сталинских советов небыло власти? Партия, которая "сверху", она не из "представителей народа" состояла?

Или партия была не народной, а советы подчинялись партии?

avatar
2
Вы это всерьез?
avatar
5
Комрад, заметь, что о "сталинских советах" у меня ни слова не было и что текст заканчивается вопросом.
Это называется: знает кошка, чье мясо съела, - раз тут же появился очередной свихнувшийся "сталинист" и начал плести вздор. cool
avatar
3
У "сталинских советов" не было власти - были только полномочия как органов управления.
Обрывать цитату, чтобы подставить свое продолжение - жульничество. "Сверху" была не партия (которая, разумеется не состояла из "представителей"), а государственный аппарат принуждения, контролировавший и саму партию.
Короче говоря, ваши вопросы никуда не годятся.
Партия, о которой вы ведете речь, "народной" не была никогда. А советы и партия подчинялись одному, общему "начальнику", хотя положение партийных органов в политической системе было выше, чем советских.
avatar
4
Во избежание дурацкой болтовни комментарии для "гостей" отключены.
avatar