Главная » Статьи » Публицистика

Массовые протесты в Турции

Собственно современная Турция, историческая родина Остапа Бендера, давно уже показывает уверенный рост классовой борьбы, что выливается то в забастовки, то в массовые антивоенные протесты, которые оказались одним из факторов, не позволившим продавить правительству военную эскападу в Сирии, то просто антиправительственные выступления, идущие под разными лозунгами — от профеминистских, до экологических, в защиту светского государства и прочее.

Потому и в очередной вспышке массовых протестов нет ничего необычного. Скорее интересным представляется другое — а) реакция военных и б) реакция МВД. Первые довольно долго были одним из самых серьезных внутриполитических факторов, гарантирующих развитие капиталистической Турции по светскому пути, вторые — выполняли, причем активно, всю грязную работу по недопущению выхода за "рамки" этого пути. Такой тандем довольно долго работал, пока к власти не пришли — вначале Торгут Озал, устроивший массовую приватизацию гос. собственности и подорвавший влияние гос. профсоюзов, до этого бывших одним из столпов военно-полицейского гос. капитализма в Турции, с другой — сумевшего устранить военных и фактически передать власть политическую в руки определенных кругов турецкого монополистического капитала; а потом его наследники. Особенность наследников заключалась в том, что эти круги, кроме того, что они болели "национальной идеей", болели ею в старо-османской форме. То бишь были в определенной степени пореакционней , чем военные круги и предыдущий турецкий истеблишмент, который долгое время формировался из военных, участвовавших в национально-освободительной борьбе под руководством Кемаля Ататюрка.

Второй, не меньший, если не больший интерес — это реакция рабочих и крупных профсоюзных объединений. Официальные профсоюзы были вплоть до реформ Озала одним из столпов режима, но после этих реформ, носивших откровенно антирабочий, прокапиталистический характер, их позиции были подорваны. Одновременно с этим начали расти независимые профсоюзы и началась более активная радикализация рабочих. Если в конце 90-х годов первомайские демонстрации в Стамбуле и Анкаре проводились десятками тысяч, то уже в середине 2000-х в них участвовали сотни тысяч человек. Если манифестации коммунистов в тех же 90-х, равно как и забастовки и рабочие митинги, власти давили нещадно, то уже через 10 лет что забастовки, что митинги стали обычным явлением. Классовая борьба усилилась, что выразилось и в росте количества забастовок, и в количестве участвующих в них. Власти под их нажимом скорее садились за стол переговоров, чем отмахивались от них, как от чего-то несущественного. Наиболее ярко классовое противостояние проявилось в борьбе за "наследие Кемаля" в конце 2000-х годов.

Умеренные исламисты — натуральные Islamic rights — начали долгий процесс изменений в основных законах страны, чтобы окончательно выбить из-под военных возможность влияния на политический процесс в стране (отсюда и столь прогремевшее дело националистической офицерской организации "Эргенекон", забастовки летчиков, которые относятся к армейской элите и прочие "военные дела"), а заодно и окончательно закрепить за местной буржуазией политическую власть. То, что во многих случаях борьба велась за такие понятия, как "светское государство", возможность демонстрировать в гос. органах свою религиозную принадлежность, подачки религиозным объединениям — не должно нас смущать, в турецких условиях классовых борьба принимает зачастую специфическую форму борьбы между "светскостью — клерикализмом", причем во всех своих многообразных проявлениях.

Победа исламистов, в частности убравших из конституции положение об армии как о гаранте светского развития страны, казалось бы, полностью расчистила им политический небосвод и подтвердила их политическое господство. Тем не менее, именно во время этой компании за изменение конституции страны выявилось то, что никакого сплочения турецкой нации вокруг турецкой буржуазии, размахивающей лозунгами исламистского и популистского толка — нет! Массовые многотысячные манифестации протеста, против правительства и за светский характер развития Турецкой республики, активное участие в них рабочих и профсоюзных объединений, студентов, интеллигенции и госслужащих, равно как и небольшой перевес, достигнутый во время референдума, говорят о постоянном росте классового самосознания в турецком обществе, углублении и усилении политического размежевания и раскола.

При этом надо отметить массовую поддержку исламистской партии на ее стороне не только буржуазия Турции, но и многочисленная мелкая буржуазия городов и сельской местности, полупролетариат и новые средние городские слои, часть пролетариата, в частности часть сельскохозяйственных рабочих, и прочие. Таким образом, партия является многочисленным и серьезным противником. Она опирается на многочисленных и, главное, активных сторонников, как в городах, так и в сельской местности, что хорошо проявилось во время референдума 2007-го года о внесении поправок в Конституцию. Несмотря на ссоры с военными, она достаточно прочно держит в своих руках аппарат гос. власти, в частности еще и потому, что свое укрепление во власти она сопровождала многочисленными реформами, углубляющими форму буржуазной демократии в турецком обществе, отделяющими военные суды и их влияние на судебную власть и прочее. Это все позволяло ей говорить о том, что она борется за демократию, против автократии военных, за вхождение в "союз европейских наций" и, конечно же, активно переманивать на свою сторону турецкое чиновничество.

Несмотря на многочисленность нынешних протестов, многое неясно и прояснится в ближайшее время. Позиция армии и полиции будут важны, но еще важнее будет политическая позиция турецких профсоюзов и турецкой буржуазии.

Можно сомневаться и не разделять неумеренный оптимизм "забегаторов", их надежды на революции, что совершаются в один день, но одно ясно — на фоне идущих во всем мире массовых протестов, что против ТНК, что против современного буржуазного государства (многочисленные антивоенные и экологические протесты в развитых странах, увеличение количества забастовок, массовое участие трудящихся в разного рода протестах) и капиталистических реформ (только в китайской прессе полмиллиона сообщений о забастовках, а сами забастовки начинают носить ожесточенный характер и наносить серьезные удары не только по китайской, но и по мировой экономике, см. забастовку докеров в Китае), последние события вплетаются в общий фон, хотя и носят свой особый характер, и свидетельствуют о том, что мировая империалистическая система, невзирая на многочисленные заклинания буржуазных экономистов, все-таки вошла в перманентный кризис (или это слишком оптимистично?) и мы стоим на пороге не просто возрастания классовой борьбы, но начинающихся перемен во всем мире.

В таком случае революционные изменения даже в одной стране уcкорят идущие процессы, и может быть, этой страной будет Турция.

Категория: Публицистика | Добавил: Калибан (01.06.2013) | Автор: Калибан
Просмотров: 1420 | Комментарии: 6
Всего комментариев: 6
avatar
1
Я подзабросил изучение турецкого языка и, оказывается, напрасно. cool
avatar
2
smile Про между прочем - как известно, в своё время, собирались было даже "издать указ", чтобы за год выучивали язык. Пора бы напомнить. smile
avatar
3
Если будет время, то надо написать развёрную статью, в которой показать впечатляющий экономический и промышленный рост Турции за последние 15 лет. Особенно это касается промышленности.
avatar
4
Вначале мне надо добить ЧВК в качестве ответа на твои соображения.

И кстати - кто как не ты смог бы написать отличную статью про турецкий рост?
avatar
5
Хотел бы... Только вот время на это нужно немало. Может быть подготовить цифры с некоторыми обобщениями? А к ним добавить политический блок с описанием текущей политической ситуации (партии, профсоюзы). Такая статья была бы качественной. Но требует большого объёма работы
avatar
6
Согласен, примерно таким образом надо и сделать.
avatar