Главная » Статьи » Публицистика

Майдан и левые: мечты и действительность
Меня как человека технического, в некотором роде даже педантичного, всегда смущало злоупотребление разного рода «красными словами» при описании серьезных событий. Нет, конечно, я не против перлов изящной словесности, однако в последний месяц дешевого пафоса стало вокруг меня слишком уж много. Я имею в виду описание Майдана-2.

Каких только эпитетов он ни удостаивается. Одни говорят, что это рождение нации, другие — революция духа, третьи — национальная революция, но с тем, что на наших глазах происходит однозначно революция, соглашаются и первые, и вторые, и третьи. И все они вопрошают левых: «Почему вы не участвуете? Ведь революция же идет, вы ее так жаждали, а теперь нос воротите? Вы против Януковича или нет?»

Что же все-таки происходит в Украине? Революция? Существует классическое определение революционной ситуации, данное Лениным: «...для революции недостаточно того, чтобы низы не хотели жить, как прежде. Для нее требуется еще, чтобы верхи не могли хозяйничать и управлять, как прежде» [1].

Положа руку на сердце, видим ли мы такое на Украине? Нет. Системы государства, в частности аппарат принуждения, в целом функционируют нормально. Да даже в нескольких квартала от Грушевского течет абсолютно мирная жизнь. Захваты ОГА тоже не нарушили целостности власти. С другой стороны, несмотря на то, что уровень жизни простых украинцев весьма невысокий по сравнению со странами Западной Европы, в стране нет такой безработицы, как, скажем, в Греции или Испании, а значит социальные противоречия явно меньше.

А вот что о революции говорит Маркс: «На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или — что является только юридическим выражением последних — с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции. С изменением экономической основы более или менее быстро происходит переворот во всей громадной надстройке. При рассмотрении таких переворотов необходимо всегда отличать материальный, с естественнонаучной точностью констатируемый переворот в экономических условиях производства от юридических, политических, религиозных, художественных или философских, короче — от идеологических форм, в которых люди осознают этот конфликт и борются за его разрешение» [2].

Цитата длинная, но зато очерчивает весь круг требований, предъявляемый к тому, чтобы некое социальное явление назвать революцией. Опять-таки спросим уже с учетом этого определения: происходящее — революция? Нет. В бывшей УССР уже более двадцати лет «строится» капитализм. Конечно, же украинский капитализм — не сахар, однако революции, свергающей капитализм в стране явно не наблюдается.

Ни революции, ни даже революционной ситуации в Украине нет. Тогда что происходит? Выступление? Чье? Теперь самое время заняться классовым анализом. К настоящему времени в нашем распоряжении имеются данные двух социологических опросов, проведенных фондом «Демократических инициатив» и КМИС 7-8 и 20 декабря 2013 г., а также данные опроса экспертов. В целом вырисовывается следующая картина: основной движущей силой протестов является мелкая и средняя буржуазия. На Майдане также присутствуют безработные, сезонные строительные и сельхозрабочие, фактически примыкающие к люмпен-пролетариату. Количество же промышленных рабочих — самое минимальное. Об отсутствии поддержки рабочих свидетельствует и неудача с организацией дважды громогласно анонсированной всеукраинской забастовки.

Итак, что мы имеем? Выступление мелкой и средней буржуазии даже не всей Украины, а по большей части Запада и Центра Украины и города Киева. От левых, а значит и от марксистов, требуют к нему присоединиться. Можем ли мы поддержать движение мелкой буржуазии? Да, можем, но тогда и только тогда, когда такое движение выдвигает или готово поддержать общедемократическую программу, объективно служащую интересам освобождения класса наемных рабочих. За пределами такой программы наши интересы расходятся.

Была ли выдвинута Майданом общедемократическая программа? Для ответа на этот вопрос следует рассмотреть сложившуюся на Майдане политическую структуру. Протест мелкой буржуазии уже в который раз был оседлан «оппозицией», которая представляет интересы одной из группировок крупной олигархической буржуазии Украины. Рассказы о том, что оппозиционную «тройку» никто не слушает и что она не имеет никакого влияния на Майдане — не более чем миф: именно Яценюк, Кличко и Тягныбок ведут переговоры с Януковичем, озвучивают политические инициативы Майдана и т.д. Да, в столкновениях на улице Грушевского выявилось, что «тройка» не может повлиять на боевиков, однако параллельных руководству «оппозиции» центров управления создано не было, и значит, именно она осуществляет политический контроль над протестами и является «политическим лицом» Майдана. Соответственно, анализировать надо программу «оппозиции».

Ее предложения можно свести к следующему: перевыборы президента, перевыборы парламента, возврат к конституции 2004 года, изменения в судебной системе. Я не уверен, что изменения в судебной системе в отдельности при сегодняшнем уровне коррупции смогут привести к появлению справедливого и честного суда. В конце концов, большинство законодательных инициатив Украины нынче проходят экспертизу в Венецианской комиссии, однако это никак не меняет направленность и не уменьшает силы репрессивного аппарата государства.

Если оставить в стороне вопрос технической реализации перевыборов президента, то остается самый главный вопрос: чем отличается государство по конституции 1996 г. и 2004 г.? Только декорациями, которыми обставляет олигархическая буржуазия Украины свое правление. Мы все помним правление президента Ющенко с разгулом политических игрищ противоборствующих группировок олигархии. Вопросы полномочий президента, депутатской неприкосновенности — вот акты фарса, с завидным постоянством разыгрываемого на политической сцене страны. И как только власть и оппозиция менялись местами, менялись на противоположные и их позиции по рассматриваемым вопросам. Вот и сейчас требование возврата к конституции 2004 г. продиктовано тем, что для перевыборов президента нет технических возможностей, а значит, лучше всего ограничить его полномочия. Это общедемократическая программа? Да предложения КПУ отменить пост президента и децентрализовать власть за счет федерализации и то радикальнее.

Таким образом, о прогрессивном характере протестов говорить не приходится. Более того, после разочарования в руководстве «оппозиции» мелкая буржуазия, падкая на красивую фразу и позу, немедленно возвела в «герои» ультраправых из «Правого сектора». В целом на Майдане заправляют правые националисты всех видов и раскрасок. Левый активист может там появиться, только если не будет афишировать свои политические пристрастия и организационную принадлежность. Так же весьма четким сигналом о том, как относится «оппозиция» к «красным», является запрет деятельности КПУ в Тернопольской и Ивано-Франковской области.

Обе олигархические группировки будут продолжать свою политику, но в случае победы той, интересы которой фактически представляет Майдан, страну накроет очередная волна правого и ультраправого национализма. И в этой связи непонятны попытки заставить марксистов выбрать одну из этих сторон. Нас упрекают в том, что мы не идем на Майдан. А что там делать? Агитировать мелкую буржуазию, которая стала охвостьем «оппозиции», ее «пушечным мясом»? Или сражаться рядом с нацистами из «Правого сектора»? Помогать «тройке» загребать жар чужими руками — благодарю покорно. Именно она представила происходящее как последнюю битву между Добром и Злом. Хотя думать так, значит полностью игнорировать уроки Майдана-2004.

Да, левое движение Украины слабо, как и слабо рабочее, профсоюзное движение страны, что обусловлено сложным комплексом факторов, обсуждать которые следует в отдельной статье. Однако эта слабость не должна толкать нас на слепой «активизм». Конечно, для многих, в особенности для молодых, постоянные мало результативные с их точки зрения раздача листовок на проходных заводов и попытки организовать профсоюзы проигрывают в зрелищности и «активности» столкновениям на улице Грушевского, так похожим на то, что делают анархисты Греции, Испании, Германии или Франции. Только в европейских странах эти уличные бои являются дополнением мощного профсоюзного стачечного движения, а не его заменой. Освобождение рабочего класса есть дело самого рабочего класса, а не горстки активистов, картинно штурмующих «Беркут» совместно с неонацистами.

Место левых сегодня – не на бутафорских баррикадах среди взбесившихся мелких буржуа, а в гуще своего класса. Их задача сегодня – не помощь одним буржуа против других, не свержение одного буржуазного правительства в пользу другого, а разъяснение демократической и социалистической программы пролетариата. Их дело — защита демократии от посягательств как со стороны агрессивного правонационалистического и неонацистского меньшинства, так и от «антифашистского» лживого «национального единения», организуемого правящей партией.



Сноски:

  1. В. И. Ленин. Полное собрание сочинений. т. 23, стр. 300.
  2. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 13, с. 7.
Категория: Публицистика | Добавил: san4es (15.03.2014) | Автор: san4es
Просмотров: 1422
Всего комментариев: 0
avatar