Главная » Статьи » Публицистика

День дур, или Восьмимартовские тезисы

Нынешний «женский день» в чем-то похож на средневековый festus fatuorum (день дураков), когда бедняцкая масса избирала из своей среды потешных «королей» и «епископов», устраивала пародии на церковные службы и дворцовые церемонии и вообще всячески «возвращала себе город» (выражаясь дурацким языком нынешних «левых»). Светская знать и церковь к этим «социально окрашенным» народным попойкам относились неодобрительно, но искоренить традицию не могли. А некоторые сеньоры в такой день даже сами садились на комбайн... пардон, менялись платьем со своими слугами, усаживали этих слуг на почетные места и прислуживали им за столом. Разумеется, на следующий день каждый возвращался к своему – пошутили, и хватит.

Festus fatuorum в конце концов выродился в беззубое «первое апреля». А в нашей стране день 8 Марта, некогда бывший днем отнюдь не «карнавальной» борьбы трудящихся женщин за свои права и человеческое достоинство, превратился поистине в День дур. А разве нет? В этот день на многих предприятиях «начальство» подбрасывает женщинам символические подачки, хотя не собирается платить им наравне с мужчинами весь остальной год. В этот день машина буржуазной и «державной» пропаганды выблевывает на наши головы целое море пошлых славословий в честь каких-то «просто женщин». Но вглядитесь в этот фантом «просто женщины» – что это, как не образцовая женщина-вещь, позолоченный фантик, в который завернуты бесчисленные мерзости буржуазного и патриархального рабства, подчиненное положение женщины во всех сферах общественной жизни и скопище дремучих «народных» предрассудков? Что у него общего с действительной женщиной, женщиной трудящейся? И не пора ли женщинам самим первыми бросить камень в это кривое зеркало?

Некоторые «странности» общественного сознания день 8 Марта выносит прямо на поверхность, так, что их невозможно не заметить любому.

Трудящейся женщине, т.е. в массе своей женщине-пролетарке, приходится раз в году играть шутовскую роль «женского идеала», т.е. праздной содержанки или якобы «деловой» буржуазки. Но это же просто игра, не так ли? А так ли? Вдумайтесь: женщине, включенной в общественное производство «на правах» наемной рабочей силы, господствующая идеология навязывает в качестве пути к освобождению – «стратегию успеха» индивидуальной продажи себя (ибо буржуазный брак есть торговая сделка) как «просто женщины». Если ободрать с этого неоспоримого факта прикрывающуюю его шелуху «романтики» и дремучих предрассудков, то уместно спросить: а кто кого дурачит? и не дурачат ли, пусть отчасти, дуры самих себя?

Под звон фужеров в «женский день» много говорится о роли матери, «хранительницы очага» и т.п. Действительно, воспроизводство самого человека – важнейшее дело человечества. Несмотря на все достижения социального прогресса «в целом», основная тяжесть этого занятия по-прежнему падает на плечи женщин, причем трудящихся женщин. Легко констатировать, что, к примеру, число матерей-одиночек многократно превосходит число отцов-одиночек и дыр и пыр. Но у медали есть и обратная сторона, которую редко рассматривают: принимая пресловутые «семейные ценности», во имя которых-де нужно «жертвовать всем» – участием в общественной и особенно в политической жизни, приобритением знаний, экономическим и социальным положением, человеческим достоинством – не делает ли женщина сама себя, платя такой ценой за навязанный «идеал», существом второго сорта?

Вот вам еще «странность»: фальшивку «семейных ценностей» и идущей с ними в комплекте «женской доли» господствующая идеология (т.е. идеология капитала) навязывает прежде всего тем, в чьих самых непосредственных интересах нечто противоположное, а именно большее участие всего общества в воспитании детей и бОльшая социальная свобода женщины. В самом деле, для трудящейся матери вопрос вопросов – доступный детский сад и вообще полноценное (т.е. никак не домашнее, родители ведь работают) образование для своих детей. Но именно трудящимся, этой живой силе общественного производства, менее всего доступны блага общественного же воспитания потомства. А тот, кто готов терпеть любые унижения и убивать себя переработками («потому что дети»!) – и сам себя обкрадывает в плане человеческого развития, и детям своим передает в наследство своими же руками укрепленное общество, в котором меньше всех достается тем, кто больше и тяжелее всех работает. Зато у частных владельцев средств и условий этого общественного производства «все в шоколаде»: об их детях заботится сначала целый штат прислуги и домашних учителей, а позже – коллектив какого-нибудь частного пансионата. Итак, да здравствуют «семейные ценности», или?..

Мы начали с того, что отказались поступать «как все», «как положено» и вместо присоединения к общему пьяному хору, нестройно выводящему что-то там про «дарагую маю женщину», попытались повнимательнее рассмотреть эту самую «женщину», «просто женщину», которая на поверку оказалась лишь «идеологическим конструктом» (вновь говоря дурацким языком «левых интеллектуалов»), прикрывающим неприглядные противоречия действительной жизни действительной трудящейся женщины. Теперь давайте посмотрим, к чему приводит трудящуюся женщину принятие такого положения дел, отказ от борьбы с ним теми средствами, которые доступны ей на деле даже в ее положении, и попытка следовать навязываемой «модели поведения» «просто женщины».

На работе, т.е. в сфере самого непосредственного противостояния труда и капитала – вместо рабочей солидарности и коллективного давления на «работодателя» (еще одно дурацкое слово) – конкуренция со своими товарищами и малополезные попытки «договориться» с «боссом» с глазу на глаз, просьбы «войти в положение» и пр. Т.е. вместо использования своей действительной силы, силы «совокупного рабочего», женщина пытается использовать свои превозносимые господствующей идеологией «милые слабости». Вам не кажется, что исход такой «борьбы» «немного предсказуем»?

В политике, т.е. в сфере сознательного и организованного отстаивания интересов всего своего класса или социального слоя – вместо активного участия – самоустранение «в пользу семьи», разные варианты «голосования сердцем» и пр. В результате трудящуюся женщину в политике сплошь и рядом употребляют только как объект («электорат», например), но не считаются с ней как представительницей организованной силы (например, женской секции рабочей партии).

В идеологии, т.е. в области духовной деятельности в целом – отказ («в пользу семьи», конечно!) от самостоятельного и активного приобретения знаний о «большом мире» только усугубляет «второсортный» статус женщины во всех сферах общественной жизни.

И, наконец, в семье, якобы во имя которой были принесены все эти действительные жертвы – женщина обнаруживает, что близкие «почему-то» не склонны видеть в ней полноправного, равного себе человека. Так может быть, семья и «большой мир» (общество в целом) не так уж оторваны друг от друга, а взаимосвязь между ними не с сводится к примитивному правилу «ежели в одном убавится, то в другом прибавится»?..

К чему же мы пришли? Менее всего мы хотели сказать или намекнуть, что во всех социальных бедах трудящейся женщины виновата форма парной семьи «сама по себе» или, тем паче, какие-то мнимые «врожденные пороки» самой женщины. Что мы действительно попытались показать, так это то, что в отличие от наведенной коллективной галлюцинации «просто женщины» действительная трудящаяся женщина – именно потому, что она живет и трудится в реальном мире, включена в реальные общественные отношения – сама кует свои цепи, как и любой подвергающийся эксплуатации труженик-мужчина.

Поэтому у читателя не должно вызывать удивления, что в итоге мы не предлагаем «программы борьбы» в духе какого-нибудь мелкобуржуазного «радикального феминизма», сводящегося лишь к простому внешнему отрицанию и «переворачиванию» образа «просто женщины», этим пусть тешатся «левые радикалы».

С действительными пороками общества можно бороться только стоя на твердой почве знания об этом обществе, и только теми средствами, которые, пусть в зачаточной форме, но уже налицо, уже предоставлены в распоряжение борцов самим этим обществом. А самое главное – бороться за свое освобождение должны сами угнетенные, если они не хотят, чтобы очередной «герой-освободитель» в очередной раз уселся им на шею. Поэтому, не претендуя на «модную» оригинальность, мы призываем трудящихся женщин, наемных рабочих-женщин прежде всего, встать в редкие еще ряды борцов за освобождение своего класса.

Бороться самим – не ждать, что кто-то (государство, «начальство», «мужчины» или боженька, которым-де «виднее» и которые-де «сильнее») помогут трудящейся женщине завоевать свободу.

Бороться организованно – в единстве сила, и поэтому эксплуататоры пытаются разобщить нас любым способом, хотят заставить каждого из нас противостоять своей организованной силе – в одиночку. А нужно идти на «своего» буржуя – организованной стачкой, на коллективного буржуя – профсоюзом, на государство буржуев – политической партией пролетариата.

Бороться за власть трудящихся – нет другого способа с корнем вырвать самые глубокие причины, заставляющие нас ковать собственные цепи.

А праздник... Вот тогда и праздник вновь наполнится своим первоначальным смыслом, вновь станет Днем международной солидарности трудящихся женщин – с которым мы и поздравляем наших читательниц.

Категория: Публицистика | Добавил: Rexy-Craxy (08.03.2012)
Просмотров: 1149
Всего комментариев: 0
avatar