Главная » Статьи » Политическая экономия

О государственной и общественной собственности
    Формирование государственного сектора экономики в странах со слабым или «среднеслабым» (В. И. Ленин) экономическим развитием, находящихся в самом начале пути к социализму, диктуется не подлинно экономическими потребностями развития, порожденными высоким уровнем обобществления труда, а стремлением обладать источниками накоплений, необходимыми для развития крупой промышленности.
    Государственная собственность становится  реальным производственным отношением прежде всего в промышленности. Насколько правомерно отождествлять ее с общественной  собственностью? Здесь, как дань традиции, установившейся при описании социалистического строительства в СССР,  действует некоторый гипноз формы собственности, уводящий от анализа реального содержания форм собственности в конкретном стране. В истории было немало случаев, когда форма собственности не соответствовала содержанию экономических отношений в конкретной исторической обстановке  (см. например: К. Маркс  Собр. соч. 2-е изд. Т. 12, с. 606; В. И. Ленин  Полн. собр. соч., т. 16, с. 310).
    Как известно, В. И. Ленин считал  обобществление труда главной материальной основой неизбежного наступления социализма (т. 26, с. 73).  Отделяя акт изменения формы собственности (национализацию) от процесса обобществления, он отмечал: «Но в том-то и гвоздь, что недостаточно даже величайшей в мире «решительности» для перехода от национализации и конфискации к обобществлению» (т. 36, с. 293). Ф. Энгельс боролся с непониманием действительной социальной природы государственного вмешательства в экономику, выступая против «государственного социализма», «фальшивого «государственного коммунизма»» в условиях бисмарковской Германии. В письме к В. Бракке он писал, в частности, что «всякая передача промышленных и коммерческих функций в руки государства может иметь в наши дни {написано в 1878 г.} двоякий смысл и двоякий результат, смотря по обстоятельствам: либо реакционный – шаг назад к средневековью, либо прогрессивный – шаг вперед к коммунизму» (т. 34, с. 255) (см. также: т.19, с. 221-223, т. 20, с. 288-290).
    Государственная собственность может стать  общественной собственностью при следующих  условиях.
    Во-первых, если крупное производство сложилось в целостную систему, сформировало единый общенациональный рынок и служит экономической основой развития всех отраслей народного хозяйства.
    Именно этого условия нет  еще в экономически слаборазвитых странах, и централизация в руках государства прибавочного продукта общества как раз и направлена на создание этого условия.
    Во-вторых, если рабочий класс в силу объективных экономических условий не только имеет возможность, но и политически действительно выступает в качестве  руководителя и организатора всех остальных трудящихся.
    В странах, совершающих национально-демократические и «народно-демократические» революции это условие также, как правило, отсутствует. Даже в тех странах, где такие революции с самого начала осуществлялись под руководством коммунистических партий, эти партии были по преимуществу крестьянскими, а не рабочими (напр., в компартии Китая к 1949 г. доля рабочих составляла 4%);
    В-третьих, если в обществе складывается система демократических институтов и норм жизнедеятельности, определяющая цели, методы, пути, пропорции развития народного хозяйства, через которую осуществляется реализация общественной собственности.
    Общее же правило для всех стран, начавших переход к социализму с исходно невысокого уровня развития капитализма, или избравших путь «социалистической ориентации» (термин, утвердившийся  в 70-х годах) – установление господства бюрократии («рабоче-крестьянской» или «крестьянской», или происходящей из революционно-демократической интеллигенции), берущей в свои руки государственное, политическое,  идеологическое, военное и экономическое управление. Бюрократия в  этих странах образует «особое, замкнутое общество в государстве» (К. Маркс), приводит в движение политический механизм, осуществляет публичную власть, становится материальным воплощением  государства, реальной силой, заинтересованной в  укреплении самостоятельности государства по отношению к обществу.
    На этой стадии развития государственная собственность на средства производства не может быть признана ни социалистической, ни буржуазной, но  и не традиционно существовавшей в таких странах до победы революции. Это –  собственность переходного типа, основанная на политическом насилии со стороны государства. В системе производственных отношений имеются в таких условиях  элементы, роднящие их как с социалистическими отношениями (прежде всего отсутствие класса собственников средств производства; бюрократия не представляет никакого исторически определенного способа производства и потому не составляет общественного класса), так и с капиталистическими (государственная собственность противостоит трудящимся, как внешняя сила)  и докапиталистическими отношениями (различные формы "внеэкономического принуждения").

   Государственная  собственность может явиться условием, фактором  социалистического развития страны. Но важнейшими предпосылками этого должны стать, во-первых, экономический переворот, а во-вторых – политические изменения, способные привести к наполнению этой формы социалистическим содержанием - установление социалистической демократии.
      Попытка же отождествить общественное устройство стран, далеких от решения этих, или одной из этих  задач, с социализмом, является заведомым извращением научного социализма.  И в этом случае по-прежнему актуален призыв Ф. Энгельса: «Следовало бы кому-нибудь взять на себя труд разоблачить распространяющийся, как зараза, государственный социализм» (т. 36, с. 96).
Категория: Политическая экономия | Добавил: VWR (21.10.2009)
Просмотров: 1582
Всего комментариев: 0
avatar