Главная » Статьи » Политическая экономия

Кто создает национальный доход? - 2. Где создается национальный доход?
2. Где создается национальный доход?
 
Ответ на этот вопрос, собственно, был дан прежде, чем вопрос был поставлен: "Национальный доход представляет собою совокупность чистой продукции отраслей материального производства, созданной за год". Однако, если ранее это просто утверждалось, то теперь об этом нужно сказать подробнее.
В основе марксистского определения сущности и состава общественного производства лежит представление о производительном труде как о труде в сфере материального производства.
Совокупный общественный продукт, конечный общественный продукт и национальный доход создаются только в производственной сфере. Все, что находится вне производственной сферы (это выражение используется для краткости и тождественно «сфере материального производства», т. е. производства материальных благ), связывается лишь с потреблением общественного продукта и национального дохода в результате их перераспределения.
Именно из этого исходил К. Маркс, когда писал, что «все производительные работники, во-первых, доставляют средства для оплаты непроизводительных работников, а во-вторых, доставляют продукты, потребляемые теми, кто не выполняет никакого труда» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 26, ч. I, с. 169).
Нетрудно заметить, что марксистское представление о производительном труде непосредственно вытекает из материалистического понимания истории, из понимания того факта, что производство материальных средств существования является основой жизни общества и основой общественного исторического процесса. Люди должны есть, пить, одеваться, иметь жилище для того, чтобы жить, а стало быть, иметь возможность заниматься также и иными, непроизводительными видами деятельности: политикой, религией, философией, наукой, искусством. Кроме того, сами эти занятия нуждаются в материальном обеспечении, которое также дает материальное производство.
Таким образом, национальный доход в натурально-вещественном выражении, как часть совокупного общественного продукта, создается только трудом в производственной сфере.
Вторым основанием для утверждения, что национальный доход создается только в отраслях материального производства, является трудовая теория стоимости. В соответствии с этой теорией, труд является источником всякой стоимости, а стоимость рассматривается только как стоимость товара, как воплощенный, «застывший» труд. Вне товарного производства нет и стоимости, труд создает только потребительные стоимости, т. е. вещи, выступающие в качестве материальных благ. Но из этого следует также и то, что труд, не создающий материальных благ, в которых он пребывает в «застывшем» состоянии, не создает и стоимости.
Товар – единство двух сторон, взаимно предполагающих и взаимно исключающих друг друга – потребительной стоимости (т. е. товарного тела) и стоимости. Первая сторона – материальная, объективно существующая при любых общественных условиях, удовлетворяющая потребности человека вне зависимости от того, каким образом этот человек присвоил это благо. Вторая сторона – общественное отношение между людьми, обязанное своим существованием только конкретной форме производства – товарной форме, производству для обмена, а не для собственного потребления производителя. Каждая из этих сторон предполагает другую и существует лишь благодаря опосредствованию своей противоположностью в рамках единого целого. Поскольку благо – товар, для его потребления нужно сперва оплатить его стоимость. Поскольку стоимость – овеществленный труд, потребление товарного тела, уничтожающее его, уничтожает и стоимость.
Труд как источник всякой стоимости сам стоимостью не обладает. Труд в «текучем» состоянии, не завершенный созданием продукта – товарного тела – не создал еще и стоимости. Труд в «текучем» состоянии, не являющийся трудом по созданию товара как материального носителя стоимости, не создает стоимости вообще.
Таким образом, национальный доход как сумма вновь созданной стоимости существует только в материальном продукте, в товарной массе, являющейся единственным материальным носителем стоимости. Нет нужды отдельно говорить о том, что та часть национального дохода, которая представляет собою прибавочную стоимость, также создается трудом в производственной сфере. Между тем, встречаются попытки выделять прибавочную стоимость из общей суммы вновь созданной стоимости и обсуждать источники ее возникновения.
Следующий вопрос, являющийся частью общего вопроса о том, где производится национальный доход – состав отраслей производственной сферы. В марксистской экономической литературе в производственную сферу включаются промышленность, сельское хозяйство, строительство, общественное питание, транспорт и связь, торговля (как продолжение процесса производства в сфере обращения).
Насчет транспорта и связи был и остается спорным вопрос: включать ли эти отрасли полностью или же в той части, в какой они прямо обслуживают производственные нужды общества. Впрочем, споры эти носят не теоретический, а технический характер. То, что транспортировка грузов – сырья, полуфабрикатов и пр. – является частью производственного процесса, не вызывает сомнения. То, что в процессе транспортировки готовых товаров потребителю происходит возрастание стоимости товаров, также бесспорно. То, что в пассажирских перевозках никакой новой стоимости не создается, а происходит лишь расходование уже имеющихся налицо средств, очевидно. Техническую трудность представляет собой выделение собственно производственных процессов из транспортной деятельности, включающей в себя не только перевозки, но и обеспечение жизнедеятельности всей транспортной системы (железных и автомобильных дорог, подвижного состава и т.д.). То же самое справедливо и для связи.
Аналогичная ситуация существует и в торговле. На практике, из-за невозможности выделить из торговой деятельности те ее виды, которые являются продолжением процессов производства в сфере обращения (упаковка, сортировка, расфасовка, хранение и т. д.), торговля целиком включается в производственную сферу и соответственно в расчеты национального дохода.
Видимо, так же следует поступить и с транспортом и связью, не забывая, однако, об условном характере такого решения вопроса.
Однако понятие и состав производственной сферы не являются раз и навсегда твердо установленными и неизменными. С развитием общественного разделения труда и техники, с усложнением социально-экономической структуры общества появляются новые отрасли, изменяется экономическое значение ряда старых отраслей, и рамки производственной сферы расширяются.
В связи с этим уже давно – с 60-х – 70-х годов экономистами велась дискуссия, в ходе которой в состав производственной сферы предлагалось включить науку, образование, здравоохранение, культуру, коммунально-бытовые услуги, словом – чуть ли не все виды деятельности.
Насколько обоснованными были эти предложения?
Наука, как и предсказывал Маркс, стала непосредственной производительной силой, и именно поэтому, как утверждали некоторые экономисты, она является частью производственной сферы. Нисколько не отрицая правомерности до известной степени этого ставшего уже расхожим утверждения о науке как непосредственной производительной силе, хочу обратить внимание на то, каким образом наука входит в производство, взаимодействует с ним. Научная деятельность, взятая с точки зрения практических результатов, есть открытие закономерностей природы, создающее возможность применения новых сил природы на службе человеку. В этом смысле наука предоставляет в распоряжение производства не собственную «силу», а силы природы. Именно поэтому Маркс и сравнивал науку с данными самой природой производительными силами. Превращение этой возможности в действительность осуществляется благодаря технологическому применению данных науки. Из этого следует, что не имеющие прикладного характера виды научной деятельности должны быть заведомо исключены из производственной деятельности. Но и технологическое применение науки, уже при жизни Маркса необычайно ускорившееся, производит не само по себе, а реализует свое участие в производстве через изменение производительности живого труда. Пока существует противоположность между умственным трудом и трудом физическим, участие умственного труда, в частности, труда ученых в производстве все еще будет опосредствованным. В обществе нет, конечно, неподвижных резких граней, и наука частично входит в производственную сферу – на стадии опытно-конструкторских работ, но не на стадии научно-исследовательской деятельности. Маркс, говоря, что «наука становится непосредственной производительной силой», имел в виду перспективу преодоления противоположности между умственным и физическим трудом, превращение всего производства в сознательное технологическое применение науки. Пока этого нет, отнесение науки к сфере производства является преждевременным. Научная деятельность не создает материального продукта, не создает и национального дохода, напротив, является сферой значительных затрат, окупающихся развитием технологий, повышающих производительную силу труда в материальном производстве. Эти затраты учитываются в стоимости конечного продукта, но не представляют собою вновь созданной стоимости.
Образование, здравоохранение, культура непосредственно участвуют не в самом производстве, а в воспроизводстве важнейшего фактора производства – рабочей силы, участвуют в определении ее цены. Их влияние на производство также осуществляется не непосредственно, а через повышение уровня производительности труда и эффективности общественного производства. Их участие в определении цены рабочей силы означает лишь то, что какая-то часть расходов на содержание здравоохранения, образования и культуры включается в заработную плату рабочего, но стоимость ее по-прежнему рабочий создает сам.
Коммунально-бытовые услуги в настоящее время являются отраслью материального производства, поскольку большая их часть связана с сохранением или восстановлением потребительных стоимостей – будь-то прачечные, химчистки, ремонтные мастерские, или организации, предоставляющие малярные, штукатурные и т. п. работы.
Спорным вопросом остается оценка деятельности в финансово-кредитной сфере. Ее связь с производством непосредственная, определенный уровень затрат труда в этой сфере входит в общественно-необходимое время для производства общественного продукта и, по-видимому, является источником вновь созданной стоимости.
В ходе упоминавшейся дискуссии значительные группы советских экономистов и экономистов ряда социалистических стран поставили вопрос о пересмотре понятия производственной сферы, лежавшего в основе исчисления национального дохода этих стран. Фактически, это были попытки расширения понятий, относящихся к капиталистическому товарному производству, и их перенесения на почву нетоварного производства, в котором понятия «стоимости», «национального дохода» и пр. были условными и отражали традицию, а не экономическую действительность. Эти предложения кратко можно выразить так: одни предлагали расширить понятие производственной сферы до крайних пределов, другие же предлагали не менять сложившихся представлений и методик расчета национального дохода, но ввести параллельный расчет показателей, которые рассчитывались бы так же, как национальный доход, но включали бы наряду с отраслями материального производства и определенное количество услуг. И те, и другие предложения отражали влияние буржуазной политэкономии, о чем будет сказано позже, и были направлены на «монетизацию» всех видов деятельности, приведение их к денежному знаменателю, что, в общем, шло в русле так называемого направления «товарников», сторонников концепции «социалистического рынка».
Ни прямое, ни косвенное уточнение понятия и состава производственной сферы не было, однако, основано на каких-то специальных исследованиях, и поэтому сложившееся марксистское представление о материальном производстве как единственной сфере производительного труда остается непоколебимым.
Таким образом, в итоге, ответ на вопрос о том, где создается национальный доход, остается такой: национальный доход создается исключительно в сфере материального производства, понятие и состав которого, однако, уточняются с развитием самого производства и всей социально-экономической и хозяйственной структуры общества.
Категория: Политическая экономия | Добавил: VWR (28.05.2010)
Просмотров: 3025 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 1
avatar
1
Некоторое время назад я выступал с тезисом о том, что труд т.н. программистов (актуально для меня, да) является производительным трудом (одно время; в иной период мое мнение было, как всегда, абсолютно противоположным). Действительным (объективным) представляется лишь то мнение, что труд тех же программистов является производительным лишь в том случае, когда он участвует в реальном производстве (планирование, оптимизация произв. процесса - что, между прочим, редкость в этом деле - пока). С приветом из Крыма!
avatar