Главная » Статьи » Полемика

Популяризация или вульгаризация?
По свидетельству Энгельса, Маркс даже лучшие свои работы считал недостаточно хорошими для рабочих. Если сравнить популярные работы Маркса, например, серию его лекций для рабочих в Немецком просветительном обществе, прочитанную более 150 лет назад, а затем изданную под названием «Наемный труд и капитал», с тем, что сейчас считается дозволенным писать и печатать «для рабочих», то можно прийти к неутешительным выводам: либо умственное развитие пролетариата за эти полтора века упало до такого низкого уровня, что всякие претензии на классовое господство с его стороны являются беспочвенными иллюзиями, либо уровень теоретической подготовки марксистов не лезет уже ни в какие ворота.
Чтобы не быть голословными,  ниже мы помещаем одну из статей автора, регулярно печатающегося в «Рабочем действии», со своими комментариями – жирным красным шрифтом, в скобках, прямо в тексте (для большего удобства читателя). Несколько подчеркиваний также сделано нами – в особенно интересных местах, как и знаки вопроса.
Судите сами, имеем ли мы право спросить: если это не профанация, то что тогда является ею?

Информационно-аналитический бюллетень "Рабочее действие" - октябрь - ноябрь 2005 г.

http://rdforum.narod.ru/

Е. Потапов

КАПИТАЛИЗМ 

 Итак, что же такое капитализм?

 Это третья общественная и(?) экономическая формация - ОЭФ (то, что в советской школе упрощенно называли "общественным строем")
(а Маркс «упрощенно» именовал также «общественной формацией», наряду с полной формой, которая звучала как «прогрессивная эпоха экономической общественной формации»).
 Первой была рабовладельческая ОЭФ. Тогда появились - выделились из относительно однородного(?) первобытнообщинного человеческого общества
(в советской школе «упрощенно» принимали пятичленную схему общественно-экономических формаций, считая первой – первобытнообщинную, последней - коммунистическую)
 - классы рабовладельцев и рабов. Вместе с классами появились производственные отношения, а с ними и экономика.
(Это – перл! Не было классов – не было и отношений между людьми по поводу производства, не было экономики. Не станет классов – исчезнут производственные отношения. При коммунизме не будет не только государства, но и экономики!)
 Все помнят из школьного курса, что рабы считались вещью хозяина, и тот присваивал весь их труд
(рабовладелец присваивал человека как вещь, а потому не нуждался в том, чтобы, сверх того, присваивать полезные свойства этой вещи, например, способность к производительному труду. Соответственно, сам труд как потребление вещи и продукт этого труда целиком являлись собственностью рабовладельца).
Весь ли? Нет, это иллюзия
(иллюзией как раз является представление, что раб в виде своего дневного содержания присваивал часть своего собственного продукта).
Хотя рабовладелец и принуждал рабов к труду с помощью грубой силы (внеэкономическое принуждение), он, какой бы скотиной не был, вынужден был кормить рабов вечером, чтобы утром те снова могли выполнять свою работу. Так что ничтожная часть труда
(наверно, все-таки продукта труда)
 рабов возвращалась им в виде кормежки
(часть «возвращалась», т.е. «целое» все-таки было присвоено хозяином? да и «возвращение» - слово, совершенно здесь неуместное – иначе мы вынуждены будем считать, что кормежка рабочей лошади есть «возвращение» ей части выращенного с ее помощью овса. Кстати, «ничтожной частью» продукта рабского труда была как раз та часть, которая оставалась у рабовладельца – из-за крайне низкой производительности труда).
 Вторая ОЭФ - феодальная, или помещичье-крепостная(?). Землевладельцы-феодалы принуждали зависимых крестьян работать на барском поле
(помещик, крепостной, барщина – не являются сущностными признаками феодализма).
Здесь угнетенный класс часть своего труда
(как вариант – самого труда, но как правило - продукта труда)
отдавал феодалу, а часть оставлял себе, работая на своем клочке земли (здесь возможны разные варианты, но мы не будем их сейчас рассматривать).
 И, наконец, капитализм - третья и, как утверждают классики - последняя ОЭФ
 (интересно, какие «классики» и где утверждают подобный вздор?).
 При капитализме формально свободные
(не только формально, но и по существу свободные)
наемные работники трудятся на собственника
(чего?)
-эксплуататора, а тот их труд
(после того, как старик Маркс показал, что все затруднения школы Рикардо в разработке трудовой теории стоимости проистекают из иллюзии, что капиталист покупает и оплачивает труд рабочего, а не способность к труду, т.е. рабочую силу, читать подобное, мягко говоря, странно)
  оплачивает. Но весь ли? Нет, это иллюзия
 (тот же Маркс показал, что иллюзией является мнение старых социалистов о капиталистической эксплуатации, будто бы проистекающей из-за того, что капиталист «недоплачивает» рабочему за купленный у него товар – рабочую силу).
 Как при рабовладении кажется, что труд раба вовсе не оплачен
(видите, это была не обмолвка, автор всерьез полагает, что рабовладелец платил своим рабам!),
 так при капитализме кажется, что весь труд целиком оплачивается (отработал - получил)
(этот пример взят у Маркса, который выражение «оплата труда» называет «тарабарщиной», а «стоимость труда» - «иррациональным выражением для стоимости рабочей силы». И он же пишет: «Весь его (раба) труд представляется неоплаченным трудом», «…при системе наемного труда даже прибавочный, или неоплаченный, труд выступает как оплаченный». В чем же дело? Приведенные цитаты взяты из 17 главы «Капитала» «Превращение стоимости, соответственно и цены, рабочей силы в заработную плату», где им предшествует утверждение, что такими категориями, как «стоимость труда» и т.д.  классическая политическая экономия, в частности, создала «прочный операционный базис для пошлостей вульгарной экономии, принципиально признающей лишь одну внешнюю видимость явлений». Эту «тарабарщину» Маркс использует, чтобы показать, как «…форма заработной платы стирает всякие следы разделения рабочего дня на необходимый и прибавочный, на оплаченный и неоплаченный труд». Сравнение «простого» раба и раба наемного нужно Марксу только для того, чтобы иметь возможность сказать: «Там отношение собственности скрывает работу раба на себя самого, здесь денежное отношение скрывает даровую работу наемного рабочего». Таким образом, по Марксу форма заработной платы, т.е. форма стоимости и цены труда, есть «форма проявления, скрывающая истинное отношение…», на которой «…покоятся… все мистификации капиталистического способа производства». Но именно эту мистификацию наш автор, явно по недоразумению, излагает как научную истину),
тем более что все происходит добровольно
(автор с помощью этого «тем более» перескакивает на другой вопрос, не закончив с первым: «кажется» вот так, а как на самом деле?),
как договор нанимателя и наемного рабочего. На деле здесь налицо принуждение - но принуждение экономическое. Рабочего палкой никто на завод не гонит, но если он не будет работать, ему нечего будет кушать, и хочешь не хочешь - приходится работать на капиталиста
(а почему бы рабочему не завести «собственного дела»?).
 И отдавать ему значительную часть своего труда
(наемный рабочий продает свою рабочую силу капиталисту, которому, в силу этого, принадлежит не частично, а целиком труд рабочего – потребительная стоимость его рабочей силы. «Потребительная стоимость рабочей силы, самый труд, так же не принадлежит ее продавцу, как потребительная стоимость проданного масла – торговцу маслом. Владелец денег оплатил дневную стоимость рабочей силы, поэтому ему принадлежит потребление ее в течение дня, дневной труд. То обстоятельство, что дневное содержание рабочей силы стоит только половину рабочего дня, между тем как рабочая сила может действовать, работать целый день, что поэтому стоимость, создаваемая потреблением рабочей силы в течение одного дня, вдвое больше, чем ее собственная дневная стоимость, представляет лишь особое счастье для покупателя, но не составляет никакой несправедливости по отношению к продавцу». К. Маркс)
 бесплатно - в виде прибавочной стоимости
 (зачем рассуждениями, по сути неверными, извращать тот простой, давно уже известный факт, что рабочий сначала возмещает капиталисту стоимость, затраченную на покупку рабочей силы, а затем продолжает работу – уже бесплатно?),
 которую капиталист кладет себе в карман (об этом мы писали в статье "Основное противоречие капитализма").
 Возникли такие отношения достаточно давно, однако господствующими они стали только в условиях развития машинного производства. Ведь именно машинное производство требует множества работников, которые обслуживали бы машины
 (а там, где нет машин, там нет надобности во «множестве» работников, обслуживающих машины – какая глубокая мысль!)
 и заставляли бы их работать
 (в действительности, увы, машина заставляет работать человека),
 и хозяев
(«хозяева» - продукт крупного машинного производства?),
которые бы распоряжались этим процессом
(процессом обслуживания машин?).
В этом смысле капитализм довольно долго стоял на службе прогресса
 (из предшествующего изложения следует, что «на службе прогресса» «стояло» машинное производство, если, конечно, считать господство капиталистических отношений прогрессом в сравнении с предшествующими общественно -  экономическими формациями).
Однако это вышло ему боком. Производственные отношения развивались, усложнялись, развивались и(!) производительные силы
 (автор, по-видимому, считает вполне достаточным указать на одновременность и однонаправленность процессов развития производительных сил и производственных отношений, не вдаваясь в такие, например, «подробности», как вопрос о том, какая из этих двух сторон способа производства является ведущей, а какая «ведомой»),
прошло несколько волн научно-технической революции, вслед за производительными силами (!) росла сила и сознательность(!) рабочего класса
 (производительные силы как нечто отличное от рабочего класса, сила которого растет вслед за этими «силами»! Если раньше под  общественными производительными силами мы понимали людей – производительных работников, снабженных средствами производства и умением пустить их в дело, то теперь, надо полагать нам придется иметь в виду нечто иное – но что, в таком случае? «Главная производительная сила – это сам революционный класс» (К. Маркс) – если это устарело, так дайте замену! А то, что сознательность рабочего класса отнюдь не является автоматическим следствием роста производительных сил, в том числе самого рабочего класса, не нуждается в доказательствах).
 Постепенно сложилась такая ситуация, когда капиталисты перестали быть необходимым звеном в цепи общественного производства. Производительные силы развились настолько, что рабочие оказались в состоянии самостоятельно организовать процесс производства, не пользуясь услугами капиталиста
 (ну а до этих пор рабочие пользовались «услугами» капиталиста, разумеется, не бесплатными. Вдобавок к рабовладельцу, оплачивающему труд своих рабов, мы получили рабочего, оплачивающего «услуги» капиталиста!).
С тех пор капитализм стал обузой для человечества
 (для всего человечества, в которое входят ведь и капиталисты, или только для рабочего класса?),
 а капиталисты окончательно и однозначно оказались паразитами, которым трудящиеся массы платят
(ну вот, видите!)
 -  очень много и неизвестно за что - ведь они вполне способны обойтись без буржуя-хозяина. Устранив капиталиста, рабочий может не тратить время и силы на производство прибавочной стоимости, а производить лишь стоимость(!) необходимую
 (итак, рабочий устраняет капиталиста, а вместе с ним и капиталистический способ производства для того только, чтобы перейти к простому товарному производству – по нашему автору рабочий продолжает производить «стоимость», т.е. товары – исторической предпосылке того самого капитализма, который только что благополучно «устранен»).
 В теории(?)
(а на практике?)
можно достигнуть такого высокого уровня развития средств производства
 (здесь должны бы стоять «производительные силы», но, должно быть, автор использует эти термины как синонимы, и это многое объясняет в том, что выше вызывало недоумение),
 при котором существование капиталиста станет не только излишним, а прямо невозможным
 (единственно научная теория из тех, которые мы знаем, утверждает, что никакое развитие производительных сил, в том числе средств производства, само по себе не сделает существование капиталиста «невозможным». «Капитализм не «упадет», пока его не «уронят»»).
И капиталисты это понимают
(то, что «в теории» они могут оказаться не у дел? Идеологи буржуазии понимают гораздо больше, чем говорят, а сами буржуа живут по принципу: «на наш век хватит!» и «после нас – хоть потоп!»).
Поэтому они сегодня уже не подстегивают прогресс, а тормозят его, устраивают войны - чтобы понизить(?) общий уровень развития(?) средств производства(?) и тем самым(?) сохранить
 (а не подорвать?)
 свое господство
(фантастическая интерпретация действительности).
В желании сохранить себя как господствующий класс, капиталисты могут зайти очень далеко, вплоть до глобальных войн, кровавой диктатуры и уничтожения человечества. Поэтому борьба рабочих против капиталиста и капитализма - это не только вопрос о более высокой зарплате и достойной жизни. В конечном итоге это вопрос выживания человечества.
(Если прочесть все это внимательно, можно понять главную мысль – угрозой для капитализма является «общий уровень развития средств производства». Главный враг – принадлежащие капиталистам средства производства. Если рабочий класс не остановит зарвавшегося буржуа в его борьбе с «общим уровнем», так тот уничтожит весь мир. Интересно, а если рабочему удастся «переключить» капиталиста с борьбы против его же собственности (если мы, конечно, поверим нашему автору на слово) на борьбу против рабочего класса, эта борьба не грозит уничтожением обоих борющихся классов и всего человечества?)  
Категория: Полемика | Добавил: VWR (21.10.2009)
Просмотров: 956
Всего комментариев: 0
avatar