Главная » Статьи » Полемика

Об Украине и с чем ее едят при помощи "исторического материализма"

Исторический материализм предполагает прежде всего знание истории и учет всех, по возможности, факторов, игравших в ней роль.

Мы же сталкиваемся с первых слов этой статьи с тем, что "исторические корни деления на восток и запад многие относят еще к феодальным временам", с чем не согласен автор, утверждающий, что, поскольку все относящиеся к этой эпохи экономические, политические и идеологические формы "перемолоты "капитализмом и социализмом, который он, в соответствии с догмой, поддерживаемой им и Пихоровичем, именует "периодом уничтожения капитализма", то и в основе регионального деления современной Украины лежит "реальное разделение труда среди класса наемных работников и противоречия внутри класса капиталистов".

Таким образом вопрос об "исторических корнях" благополучно подменяется другим - теми формами, которые приданы этому исторически сложившемуся делению капитализмом и "советским" периодом истории. Играло или не играло роли в судьбах украинской народности ее многовековое разделение между различными государствами? Одинаково ли протекал процесс формирования украинской нации в России и Австро-Венгрии? Все это остается вне поля зрения "исторического материалиста".

Между прочим, бросается в глаза постоянное употребление термина "класс наемных работников". Категория наемных работников включает в себя представителей разных классов. В "русскоязычной" литературе, в отличие от немецкой, наемный рабочий и наемный работник - отнюдь не синонимы. Попытки оправдать использование этого понятия ссылками на расширение рядов пролетариата, которые мы хорошо помним, не слишком убедительны.

Далее автор открывает существование "мирового рынка" во времена Речи Посполитой и Московского государства, объявляет купечество, наряду с феодалами, "руководящим" классом Российской империи.

Объявляя, далее, Донбасс одним из ведущих центров развития капитализма и рабочего движения на Украине, автор не замечет того, что действительными центрами этого движения были Екатеринослав и Харьков, не входившие в состав "Донбасса" (тоже модернизация истории), то есть машиностроители, а не шахтеры.

Харьков стал столицей УССР еще до того, как "значительная часть современной Украины оказалась под властью Польши", но ведь дело еще и в том, что большая часть этой "современной Украины" перешла к Польше от Австро-Венгрии, а не была отторгута от "Украинского государства" ( попытка объединения УНР и ЗУНР была слишком краткосрочной).

Порадовав нас утверждением, что не экспроприация буржуазии, а "индустриализация" и "коллективизация" (то есть экспроприация мелкой буржуазии) сыграли ключевую роль в формировании "социалистической нации", автор благосклонно упоминает также "большевистскую политику украинизации", суть которой, по его мнению, состояла в том. что "украинцы впервые получили возможность получать образование, и вести государственные дела на родном языке". Оно, конечно, так, но не следует забывать, что "украинизация", проводившася Скрыпником бюрократическими методами, лишила на какое-то время граждан Украины - не-украинцев возможности, например, получать высшее образование на родном языке.

"Индустриализация в Украине проходила также на основе уже развитых производительных сил Донбасса". Это утверждение не соответствует действительности. Угольная и металлургическая промышленность Украины участвовала в индустриализации всего Союза, но решающую роль в этом деле играли, в том числе на Украине, российские промышленные центры. Одним из следствий форсированной индустриализации Украины был массовый приток русских на Украину, способствовавший закреплению деления Украины на "русский" город и "украинское" село.

Но это обстоятельство, играющее немаловажную роль до сих пор, игнорируется "историческим материализмом".

Оставляя в стороне "острую классовую борьбу и голод", сопровождавшие "коллективизацию" (это слишком большая тема), остановимся на таком, исключительно смелом заявлении:"Тем не менее, коллективное хозяйство было принято украинским селом, о чем свидетельствует тот факт, что даже в период фашистской оккупации крестьяне не распускали колхозов, а продолжали работать коллективными методами". Исторические факты свидетельствуют, что колхозы были сохранены оккупационными властями, которые, будучи рачительными грабителями, хорошо понимали преимущества налаженного крупного хозяйства перед мелким единоличным, создание которого, кроме того, не входило в их долгосрочные планы: Украина предназначалась не для "украинских фермеров", а для немецких гроссбауэров. Кроме того, сохранение кохозов оккупационными властями показывает их (колхозов) роль как готовой формы отчуждения живого труда и присвоения труда овеществленного, каковую они, собственно, и играли в довоенный период советской истории.

Переходя к Западной Украине, автор утверждает, что отличия ее от "Восточной", помимо слабого развития промышленности, состояли в том, что "процесс коллективизации лишь отчасти проводился здесь путем внутренней классовой борьбы на селе, во многом он был лишь «подтягиванием» Западной Украины к общеукраинскому уровню". За этими эвфемизмами скрывается тот факт, что уже в 1939 г., сразу же после присоединения западных областей, власти начали "ударными темпами" создавать массовую антисоветскую базу в западноукраинском селе, проводя привычными методами "коллективизацию", то есть экспроприацию мелких товаропроизводителей. Таким образом, эти мероприятия мало чем отличались от "коллективизации" на Востоке Украины, где "внутренняя классовая борьба" играла гораздо меньшую роль, чем государственный аппарат принуждения.

В чем проявлялось усиление "руссификаторской тенденции" в руководстве "во времена Хрущева и Брежнева"? Еще в 1936 г., то есть "во времена Сталина", было введено обязательное изучение русского языка в школах. Тенденции к повышению роли русского языка продолжались все время, если не считать краткосрочной "украинизации" (очередной) "во времена Кагановича".

Переходим к "нашим временам".

"При капитализме различные регионы по-разному включены в украинское и мировое разделение труда". Суть региональных различий в этом и состоит, что они образуют, наряду с другими факторами, основу разделения труда, специализации и кооперации производства. Это усугубляется, по мнению автора, тем, что "эксплуатируется разными группами капитала", причем эту "эксплуатацию" он видит в том, что "языковые, культурные, религиозные различия постоянно подогреваются буржуазией и ее политическими партиями, используются ими в своих целях".

Далее выстраивается спекулятивная картина: "донецкие" капиталисты прикрываются "русскоязычным украинским национализмом", а их противники - национализмом "западноукраинского образца". Таким образом, само понятие и факт национализма благополучно превращается в пустышку. "Исторический материализм" игнорирует русскую нацию в Украине, предпочитая заимствованные у националистов украинских термины "русскоязычные".

В чем, однако, проявляется "русскоязычный украинский национализм"? Что дает основание употреблять этот нелепый и неуклюжий термин?

И какой же это "исторический материализм", который в упор не желает замечать, в угоду своей догматически провозглашаемой концепции, сводящей все политические проблемы Украины к противостоянию "группировок буржуазии", различий, и весьма значительных, социально-психологического облика "группировок" "класса наемных работников" и реальной, а не выдуманной национальной проблемы на Украине?

Не удивительно, что итогом такого, с позволения сказать "исторически материалистического" рассмотрения оказывается в очередной раз провозглашаемый абстрактный лозунг "снятия противоречия «Восток-Запад» совместной борьбой наемных работников всей Украины против капиталистов всех цветов". Нечего сказать, хорошее намерение, но после того, как сам автор большую часть своей статьи доказывал, что региональные различия сложились исторически и закрепляются существующим различным участием в международном разделении труда, предложение "снять противоречия" между Востоком и Западом, которые являются, по мнению автора, противоречием между "группировками буржуазии", борьбой "класса наемных работников" против всех группировок буржуазии, оказывается просто не до конца продуманными словечками.

И это естественно. Проблема как раз и состоит в том, чтобы найти способы организовать такую борьбу, преодолеть, в том числе, исторически сложившиеся различия, мешающие совместной борьбе трудящихся всех национальностей против общего врага, но вместо обсуждения способов решения этой проблемы мы видим только призыв "решить" ее и академические нападки на "псевдолевые" партии за то, что они этим не занимаются, а якобы помогают капиталу углублять "противоречия" - между... "группировками" самого капитала.

Категория: Полемика | Добавил: VWR (20.10.2009)
Просмотров: 833 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 0
avatar