Главная » Статьи » Полемика

Чавес и противоречия «Chavismo» — что должно быть осознано?

В потоке славословий и проклятий [1], в заверениях с обеих сторон справа и «слева», что «мы не забудем, не простим», слышится единодушие и непонимание того, чем же разрешится феномен, называемый американскими политологами «Chavismo».

«Dragon in the Tropics» [2] — именно так, пафосно и устрашающе,  назвал Уго Чавеса ряд американских политологов [3], профессионально занимающихся Латинской Америкой. С одной стороны — что это, как не признание самого серьёзного отношения к его персоне [4], а с другой  (как и усиленное восхваление со стороны отечественных левых всего того «чего не сделал Чавес за время своего президентства»), — это говорит скорее о некоторой некритичности восприятия всеми сторонами информации, которую генерируют и  правые оппозиционеры, и сторонники президента, и распространял он сам, когда был жив, и которую потом все начинают, не менее активно, анализировать с самых разных сторон [5].

Правые говорят о социалисте Чавесе, левые, с ними в унисон — о социализме 21-го века [6]. Правые кричат о том, что Чавес изуродовал буржуазные институты, нарушил права человека, покушался на свободу рыночных институтов, — левые, оправдываясь, нервно отвечают в ответ, что ничего подобного не было. Так, например, было с  референдумами Чавес соглашался с их результатами, и это несмотря на провал своих предложений; если же он и закрывал часть телеканалов — то только в силу чрезмерных обстоятельств и нападок, прямо говоря — прямых оскорблений, а по сути — игры «зарвавшихся СМИ» на стороне США, а значит, в конечном счете, он обвиняет самих правых в антипатриотизме [7]. Левые и правые  в унисон поют о том, что, несмотря ни на какие обвинения в нарушении «буржуазных прав и свобод», — Венесуэла демократическое государство, в котором, в соответствии со всеми «международными нормами», действует буржуазное право. Только первые кричат, что это благодаря Чавесу, а вторые — что вопреки. Что не может во всем это не поражать — так это тесное единение двух  якобы жестко противостоящих друг другу политических лагерей в признании того, что буржуазное государство в Венесуэле сохранилось и президент Венесуэлы не покушался и даже, что ещё более интересно — и не думал серьёзно покушаться на него, уважая права и свободы граждан.

Такого рода апология буржуазного государства должна звучать достаточно сомнительно в устах любого левого, мало-мальски знакомого с основами марксизма и марксистского анализа капиталистической системы, в котором говорится не только о ликвидации частной собственности на средства производства, но и о необходимости слома всей государственной машины классового угнетения — буржуазного государства, ликвидации буржуазного общества (которое сейчас принято превозносить под названием «гражданского») и т. д. [8]. Но только не в устах российских апологетов Чавеса, которые так и не могут понять, что «не сделанное» Чавесом в этой части заложило под его реформы бомбу не меньшую, чем реформы уже сделанные (они спровоцировали вялотекущую классовую войну в городе и венесуэльской деревне).

Чем обернулось то, что Чавес «не сделал»? Что же, я думаю, можно просуммировать.

Инфляция, как известно никуда не делась; несмотря на многие достижения в области социальной политики, она обесценивает заработки трудящихся [9]. Производство прибавочной стоимости никуда не делось, несмотря ни на какие «национализации», так же как и бегство капиталов за границу и возрастающая классовая поляризация [10]; как и растущее обогащение венесуэльской буржуазии [11]. И это несмотря на то, что реформы были направлены исключительно в пользу наиболее отсталых и угнетенных слоёв рабочего класса, а так же многочисленных полупролетарских слоёв города и деревни (включая и новые отряды мелкой буржуазии, преимущественно «цветного» происхождения).

Практически же все проведенные реформы, взятые сами  по себе — классический пример половинчатости и неспособности (точнее — невозможности) довести их до конца. Как иначе назвать ситуацию, когда громкие  заявления и раздел пустующих земель (государственных и части земель латифундистов) сопровождаются массовыми убийствами крестьянских активистов [12]? Неспособность власти защитить крестьян — искренних последователей политики президента — обрекает реформы на постепенное свертывание и затухание в случае прихода к власти правых. Неспособность же эта всеми корнями растет из того, что силы, стоящие за Чавесом, так и не смогли подвигнуть его на проведение тех самых непопулярных (судя по их же суждениям, «тоталитарных») преобразований, ломающих государственную машину и буржуазное общество, тогда как одним из первых актов должно было стать — ликвидация помещичьей собственности на землю, её огосударствление и раздел между всеми обрабатывающими. Да, эта мера привела бы к столкновению с другими отрядами венесуэльской буржуазии, но именно через столкновение и классовую борьбу можно было бы продвинуться в деле проведения многочисленных прогрессивных социальных реформ в Венесуэле, а в конечном итоге — и к социалистической революции в Венесуэле.

Сохранение крупного капиталистического сектора и определенная «боязнь» его потревожить, что выражается, в частности, в выкупе национализированных предприятий — хороший пример того, что в условиях господства капиталистических отношений и государство, буржуазное государство, как бы оно не стремилось проводить прогрессивные реформы, не способно при этом отказаться от своей буржуазной сущности и будет искать свою выгоду и в этих реформах, посредством одного из отрядов буржуазного класса — бюрократической буржуазии, пусть даже, как уже и говорилось выше, действия этого отряда будут направлены на улучшение положения рабочего класса Венесуэлы.

Объективно эти противоречия не могут не проявиться — будет ли это национализация и последующие столкновения с профсоюзами национализированных предприятий, которые будут настаивать на изменении условий коллективных договоров, либо же — невозможность адекватной защиты бастующих рабочих частных фирм со стороны именно государственных органов [13]; либо втягивание наиболее низкообеспеченных слоёв венесуэльского общества, включая беженцев из Колумбии, в микрокредитование [14], которое с одной стороны способствует снижению, пусть и медленному, уровня бедности [15], зато с другой — втягивает их в товарно-денежные отношения в качестве мелких и мельчайших собственников, что ведет к укреплению капиталистических отношений, а не к их ослаблению. Плюс нарастающая инфляция, больней всего бьющая по защищаемым властью социальным низам [16] — все это свидетельствует о половинчатости и подвешенном состоянии проводимых в Венесуэле реформ.

В конечном счете, «социализм 21-го века», о котором столь долго говорилось и писалось [17], оказался ничем иным, как радикальным вариантом «левого реформизма» с социалистической риторикой, а его небезуспешные попытки решить многочисленные проблемы Венесуэлы — экономическое и правовое неравенство, массовая нищета и бедность, доступ к общественным благам, таким как здравоохранение, образование, социальная защита и прочее, равно как и попытки решить проблемы расизма, дискриминации индейцев, потомков рабов и женщин — только ещё больше это оттеняют и показывают пределы, в рамках которых и с многочисленными противоречиями они вынуждены осуществляться. Эти результаты оказываются противоречивы и могут быть быстро ликвидированы в случае поправения части «чавистов», сговора «новой буржуазии» с буржуазными кругами, раскола коалиции и прихода к власти правых.

Что у нас в «сухом остатке»? Пожалуй, самое главное, что можно было бы вынести как вывод из правления президента Чавеса — социализм невозможно построить в буржуазном государстве, предварительно не разрушив последнее, не решив проблему ликвидации частной собственности на средства производства. Остающиеся (и господствующие) буржуазные отношения не позволяют решить окончательно те многочисленные проблемы, к решению которых правительство прилагает серьёзные усилия. Но само правительство, пытаясь вывести венесуэльские массы из тех глубин нищеты и бесправия, куда они были загнаны всей историей капиталистического развития, задевают классовые интересы тех, кто  олицетворяет противоположный полюс этой нищеты   — местную буржуазию и её присных, включая идеологическую обслугу со стороны СМИ.

«Реализация» «боливарианского социализма» на современном этапе ставит только один вопрос — куда он пойдёт теперь, после смерти Чавеса? Долго сидеть на двух стульях, пытаясь в рамках капитализма построить «социализм», невозможно. Логикой истории руководство республики окажется стоящим на перепутье, и от того, куда оно пойдет  — по проторенной дорожке «Chavismo», всё более и более загоняя государство и общество в пучину противоречий, в результате которых их ждет «правый поворот» и возвращение в начало; либо же — под мощным давлением масс так называемый «Chavismo» будет преодолен, и  народ  сделает свой окончательный выбор,  зависит ближайшая судьба республики и социализма.

Каким будет этот выбор, пока неизвестно, но именно это решит судьбу, возможно, не только Венесуэлы, но и всей Латинской Америки. Что же до того, что Чавес, а точнее «Chavismo», «не сделал», то тут можно сказать лишь одно — при переходе к социализму именно то, что вызывает наибольшее умиление у «левых» сейчас, будет выброшено на помойку истории как ненужный хлам.



Примечания.

[1] http://puffinus.livejournal.com/1485950.html

[2] http://www.amazon.com/Dragon-Tropics-Revolution-Initiative-ebook/dp/B006Q8CHSI/ref=sr_1_2?ie=UTF8&qid=1363012464&sr=8-2&keywords=dragon+in+tropics

[3] https://www.amherst.edu/users/C/jcorrales/publications/venezuela

[4] http://www.americasquarterly.org/node/3911/

[5] http://www.foreignaffairs.com/features/readinglists/what-to-read-on-venezuela

[6] http://www.worldsocialism.org/spgb/subject/real-venezuela-%E2%80%93-making-socialism-21st-century

[7] http://www.globalresearch.ca/reporters-without-borders-and-rctv-disinformation-and-lies/6838

[8] Уже в «Манифесте Коммунистической партии» был дан краткий анализ капиталистических тенденций, в «Государстве и революции» В.И. Ленина ряд положений был развернут в контексте революции в России. К этому ещё можно добавить опыт Парижской Коммуны, изученный Марксом и Энгельсом.

[9] http://www.guardian.co.uk/news/datablog/2012/oct/04/venezuela-hugo-chavez-election-data

[10] http://www.economywatch.com/economy-business-and-finance-news/Oil-Rich-Polarizing-Venezuela-Emigration-Immigration-Puzzle.31-01.html

[11] http://www.nytimes.com/2013/03/04/world/americas/venezuela-says-its-tracking-opposition-leader-in-us.html

[12] http://www.guardian.co.uk/commentisfree/2011/oct/02/venezuela-land-rights-chavez-farmers

[13] http://www.unhcr.org/refworld/country,,,ANNUALREPORT,VEN,,4fd889191f,0.html

[14] http://www.accion.org/page.aspx?pid=1553; страновые показатели для Венесуэлы — http://www.mixmarket.org/mfi/country/Venezuela; сообщение ООН о расширении микрокредитования на беженцев — http://www.un.org/apps/news/story.asp?NewsID=30507#.UT37CXYgg0g; Скупка правительством Венесуэлы самого крупного местного банка по микрокредитованию — http://www.microcapitalmonitor.com/cblog/index.php?/archives/527-Top-Bolivian-Microbank-Bought-by-Venezuelan-Government.html; Анализ состояния экономики, социальной сферы с точки зрения микрокредитования в 2005-м году — www.yearofmicrocredit.org/docs/countryprofiles/Venezuela.doc;

[15] http://www.indexmundi.com/g/r.aspx?v=69

[16] http://www.eluniversal.com/economia/121011/low-income-families-hit-by-a-31-inflation-rate-in-september

[17] http://www.amazon.com/Real-Venezuela-Making-Socialism-Century/dp/0745327362




Источник: http://caliban-upon.livejournal.com/
Категория: Полемика | Добавил: VWR (22.03.2013) | Автор: Калибан
Просмотров: 1386 | Комментарии: 3
Всего комментариев: 2
avatar
1
"бюрократическая буржуазия" - научный термин или оборот речи?
avatar
2
Термин, введенный давно для описания некоторых феноменов в развивающихся странах с формирующимся капиталистическим укладом при сильной независимости государства от общества из-за неразвитости классовых противоречий. Использовался и в советской и в зарубежной марксистской литературе.
Насколько этот термин (и явление) применим к Венесуэле - вопрос.
avatar